Piter_Akrojd__Protsess_Elizabet_KriПитера Акройд – писатель, обладающий всеми задатками блестящего режиссера. В своих романах, среди покрытого вековой пылью исторического материала, он умеет выхватить одну единственную деталь, подсветить в нужном ракурсе, создать вокруг неповторимую атмосферу и разыграть целое представление. И, вуа-ля! Читатель чувствует себя зрителем на премьере в театре «Гран-Гиньоль». Ну что жe, леди и джентльмены, милости просим на спектакль! Не пожалейте четыре пенса в «преисподнюю» или два пенса за место в «райке» и приготовьтесь увидеть леденящую душу историю Элизабет Кри, больше известной как Лиззи с Болотной улицы.

1
John Atkinson Grimshaw «Blackman Street, London», 1885

Как это часто бывает у Акройда, в главных и второстепенных ролях в романе выступают реальные исторические личности, обитавшие в Лондоне образца 1881 года: знаменитый комик и «самый смешной человек на свете» Дэн Лино, бедствующий философ-диссидент Карл Маркс, начинающий писатель Джордж Гиссинг, Чарльз Бэббидж и его «аналитическая машина». А в массовке даже мелькнет неподражаемый денди Оскар Уайльд. Вместе они поведают правдивую историю расследования кровавых и бесчеловечных преступлений убийцы-потрошителя, прозванного «Голем из Лаймхауса». И все это в мрачных декорациях викторианского Лондона, утопающего в густом как гороховый суп тумане и тусклом свете газовых фонарей. Города, словно сошедшего с мрачных полотен Джона Эткинсона Гримшоу, и порождающего в своем бурлящем чреве докторов Джекиллов и мистеров Хайдов.

Но Питеру Акройду тесно в рамках одного жанра, поэтому в обертке исторического триллера он незаметно подсовывает читателю более серьезную пищу для размышления. Постепенно роман приобретает некоторые черты вдумчивого культурологического исследования. В «Процессе Элизабет Кри» Питер Акройд не только отправляет читателя на прогулку по призрачному, смрадному и многоликому викторианскому Лондону конца 19-го века, по его набережным и предместьям, лабиринтам грязных улочек и размалеванному закулисью мюзик-холлов. Параллельно Питер Акройд вскрывает и наглядно демонстрирует природу и механизм превращения обычного убийства в разновидность изящного искусства.

6
John Atkinson Grimshaw «Silver Moonlight» 1880

Весь ХХ-й век с его конвейерным потоком серийных убийц и маньяков в книгах и на экранах плавно вытекает из кровавых брызг, оставленных  Джеком Потрошителем. Или, по версии Питера Акройда, из истории «Голема из Лаймхауса». Почему этот неуловимый злой гений появился на свет в уютной и чопорной викторианской Англии? Почему за фигурой даже самого добропорядочного лондонца конца позапрошлого века прячется тень c оскалом мистера Хайда? Питер Акройд оставляет право вынести вердикт читателю. И совсем не случайно экземпляр эссе знаменитого опиомана Томаса де Куинси «Взгляд на убийство как на одно из изящных искусств» побывает в руках у всех главных героев романа. В конце ХIХ века убийство перестает быть преступлением и смертным грехом, оно становится извращенной формой художественного самовыражения.
И поl занавес Питер Акройд, с усмешкой профессионального мистификатора, еще раз иллюстрирует мысль другого гениального автора-режиссера — «Весь мир — театр, а люди в нем актеры». Главное, чтобы вам не досталась роль жертвы.

Tree Shadows on the Park Wall, Roundhay Park, Leeds, 1872
John Atkinson Grimshaw «Tree Shadows on the Park Wall, Roundhay Park, Leeds», 1872
  • Питер Акройд. Процесс Элизабет Кри.- Издательство Астрель, Corpus, 2009 г.-352 с.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s