Salman_Rushdi__Deti_polunochiЭто было долгое путешествие длиною в год. С остановками, пересадками на другие тексты, даже попытками сойти задолго до конечной станции. И как любой путешественник, преодолевший тысячи километров пути и множество препятствий, я ощущаю не только приятную ломоту и усталость в теле, но и чувствую абсолютное удовлетворение. Текст Салмана Рушди не только вымотал меня, но и сделал счастливой. «Дети полуночи» стали своего рода испытанием, но разве могло быть иначе с самым титулованном романом конца ХХ века? «Дети полуночи» получили «Букеровскую премию» в 1981 году, в 1993 «Букер Букера» как лучший роман за 25-ть лет, а в 2008 были признаны лучшим романом за 40 лет существования премии. Такая литература не допускает легкого скольжения по поверхности сюжетной канвы, такой текст требует от читателя вовлеченности и душевных затрат. Литературный критик и теоретик Гарольд Блум метко охарактеризовал процесс чтения «поисками трудного удовольствия». И это идеальная формулировка для характеристики чтения Салмана Рушди. Удовольствие от соприкосновения с миром «Детей полуночи» огромное, но и легким его никак нельзя назвать.

Первое чувство при погружении в роман — головокружение от невероятного буйства красок на этой палитре. Не текст, а настоящий праздник Холи, на котором тебя с ног до головы покрывают всеми цветами радуги. Как будто взрываешь хлопушку, а перед тобой разворачивается настоящий фейерверк из всего, что может ассоциироваться с Индией. Оглушающий шум и гвал многолюдного Бомбея, многоликие и многорукие боги, богини и божки, терпкие и обжигающие специи и блюда. Чатни, Боливуд, Ганди, кобры, факиры, Ганеша, шафран, плевательница… Магический реализм заказывали? От такого экзотического коктейля слегка подташнивает, но и оторваться невозможно.

На самом деле, коварный автор уже сыграл с читателем злую шутку, заманил в гущу событий и захлопнул ловушку своего замысла. Теперь вы отправитесь в длинное плавание вместе с Салемом Синаем, который родился ровно в полночь 15 августа 1947 года вместе с новорожденным государством — Республикой Индии. И который обречен распутывать тугой узел, сплетенный из его маленькой жизни и судьбы огромной страны. Теперь вам придется терпеливо выслушивать витиеватые рассказы Салема, удивленно охать над его небылицами и возмущенно восклицать в особо драматические моменты. А он очень ненадежный рассказчик, доложу я вам! Он не раз будет водить вас за нос, подталкивать в тупик, рисовать несуществующие двери на каменной стене, придумывать такие лихие повороты сюжета, что ломай потом голову, что это было? Достойный продолжатель традиций Шахерезады! Правда за этой разухабистой «сказочной» пестротой скрывается страшная изнанка. Рисунок может оказаться настоящей змей, а красная краска – брызгами крови.

Но кто я — что я? Ответ: я — сумма, итог всего того, что прошло передо мной; всего, чем я был, что я видел и делал; всего того, что делали со мной. Я — любой человек, любая вещь, чьё присутствие в мире как-то затронуто моим существованием; чьё бытие затрагивало меня. Я — всё то, что произойдёт, когда меня не будет, и что не произошло бы меня не было вообще. И я в этом смысле не представляю собой какой-то особый феномен: любое «я», любой из нас — уже более шестисот миллионов — заключает в себе подобное множество. Последний раз повторяю: чтобы понять меня, вы должны поглотить весь мир.

«Дети полуночи» — трудное чтение. С каждой страницей автор все сильнее и сильнее затягивает тугую петлю из невероятной и фантастической жизни Салема Синая и реальной, исторической судьбы Индии, пропущенной через мясорубку ХХ века. И чем дальше продолжаешь движение, тем тяжелее становится каждый отдельный шаг и каждая новая страница. Все сложнее читать, сложнее дышать. Потому что на самом деле Салман Рушди, через призму салемовых банок с маринадом, показывает огромное и многоплановое полотно. Учебник по истории современной Индии, рассказанный порою нелепым, а иногда и откровенно карикатурным персонажем. И смех, и грех. Это сочетание несочетаемого и сопоставление несопоставимого и есть уникальная черта романа. «Дети полуночи» парадоксальным образом объединяют в себе колоссальную эпичность и феерическую комичность. Я не могу вспомнить, где еще с таким юмором освещались бы кровавые и смутные страницы истории, и где еще самые мелкокалиберные житейские неурядицы обретали бы такой поистине вселенский и трагический размах.

Сейчас, когда все перипетии моего литературного путешествия позади, я абсолютно уверена, что мне обязательно захочется перечитать «Детей полуночи». Даже если на это уйдет еще один год. В конце концов, такое «трудное» удовольствие стоит потраченных сил и времени. Потому что, в каком-то смысле, в подобных книгах читатель перестает быть просто сторонним наблюдателем и становится свидетелем, почти участником происходящего. И даже немножко соавтором. И, как и после утомительного, но интересного путешествия, с тобой навсегда остается бесценная награда – коллекция незабываемых и уникальных впечатлений.

Реальность – вопрос перспективы; чем больше вы удаляетесь от прошлого, тем более конкретным и вероятным оно кажется. Представьте, что вы находитесь в длинном кинозале: сперва сидите в последнем ряду, а затем постепенно, ряд за рядом, продвигаетесь, пока чуть ли не уткнетесь носом в экран. Мало-помалу лица кинозвезд расползаются в мелькающей зерни, мелкие детали приобретают гротескные пропорции; иллюзия распадается – или, вернее, становится ясно, что иллюзия и есть реальность…

  • Салман Рушди. Дети полуночи.- Издательство Астрель, Corpus, 2014,- 768 с.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s